Что рождает монстров?

03.08.2021

34321441.jpg

Меньше месяца остается до нового учебного года, и в преддверии возвращения школьников за парты многих родителей беспокоят не только вопросы покупки необходимых канцтоваров и портфелей, не только забота о том, какие оценки будет приносить их чадо. В последние годы все более серьезной (и не без причин!) стала тревога за безопасность детей в школе. Кто бы мог подумать, что новости о вооруженных нападениях школьников на других учеников, а также учителей станут для наших сограждан реальностью, что не в далекой Америке, а здесь, в наших городах, будут происходить такие страшные трагедии. Одна из них случилась всего пару месяцев назад – в мае 2021 года в Казани. Что может стоять за валом таких случаев в России, можно ли заранее вычислить подростков, способных на подобное, какая информация, получаемая детьми в соцсетях, проходит мимо сознания родителей, и что в их поведении должно насторожить взрослых? Об этом, а также о том, что же порождает монстров, зашел разговор с членом Общественного совета Управления на транспорте МВД по Сибирскому федеральному округу, членом межведомственной комиссии мэрии Новосибирска по профилактике экстремизма, руководителем миссионерского отдела Новосибирской епархии, настоятелем Александро-Невского собора областном центре протоиереем Александром Новопашиным.

– Да, такие трагедии в России происходят регулярно. Давайте вспомним: в 2014 году в Москве 15-летний подросток, застрелив учителя, взял в заложники целый класс, а когда его попытались обезвредить полицейские, одного правоохранителя убил, другого ранил. Его отправили на принудительное психиатрическое лечение.

В 2017 году в Московской области 15-летний школьник начал стрелять в классе из пневматического оружия, а затем ударил учительницу захваченным из дома кухонным топориком. Она выжила. Ещё пострадали трое школьников, которые, испугавшись вооруженного одноклассника, выпрыгнули из окна и получили различные травмы. На этот раз эксперты признали несовершеннолетнего убийцу вменяемым.

Год спустя – Пермь. Двое подростков пришли в школу с ножами и, зайдя в класс, где шел урок у четвероклассников, набросились на детей и учительницу. Пострадали пятнадцать человек, но погибших, к счастью, не было. Затем подростки устроили поножовщину между собой, ранили друг друга. Насколько мне известно, одного из нападавших признали психически больным.

В том же году в Улан-Удэ учащийся одной из школ, ворвавшись в класс с топором и «коктейлем Молотова», тяжело ранил шестерых детей и учительницу. Затем выпрыгнул из окна, но не разбился, остался жив.

Похожая ситуация произошла в Башкирии: семнадцатилетний ученик школы напал на одноклассников с ножом и попытался поджечь класс горючим веществом. Ранил несколько детей и учителя. Одна девочка выпрыгнула из окна и травмировалась. Нападавший ударил и себя ножом, но ранение оказалось не смертельным.

В Курганской области девочка пришла в школу с пневматическим пистолетом и начала стрелять по одноклассникам. Ранила семерых, одного школьника пришлось госпитализировать.

В Барабинске студент колледжа вошел в класс с ружьем и застрелил однокурсника. Двое учащихся выпрыгнули из окна, получив травмы различной степени тяжести. Сам нападавший застрелился.

А сколько было подобных случаев, которые по разным причинам не получили широкой огласки? А сколько злоумышленников удалось задержать в период подготовки преступления? Только в прошлом 2020 году силовики предотвратили массовое убийство учащихся школ в Челябинске, Костроме, Керчи, Саратове, Красноярске, Тюмени, Твери, Волгограде… Список городов можно продолжить.

Кстати, не секрет, что многие школьники приносят в школы и ножи, и кастеты, и пневматические пистолеты – не для того, чтобы убить, ранить или травмировать, но для того, чтобы припугнуть, произвести эффект, показать себя – вот мол какой я крутой.

Я уж не говорю о том, что после каждого расстрела или резни появляются подражатели-«шутники»; какие-то подростки обязательно проявят себя, а потом скажут: да мы пошутили! Понятно, что подобные «шуточки» можно списать на их неразвитость, психическую нестабильность, неадекватное поведение в результате развившихся комплексов неполноценности, желания произвести эффект, выделиться. Хайпануть. Но количество «шутников» слишком большое, чтобы не обращать на это внимание.

А откуда вообще взялось это – приходить в школу с огнестрельным оружием и убивать одноклассников. Фильмов насмотрелись? Хотя я что-то не припомню таких фильмов…

– Ты что-нибудь слышал о Колумбайн?

Группировка какая-то?..

– Изначально Колумбайн – это школа в США. Именно стрельба в Колумбайн оказала влияние на все последующие инциденты – они стали фактически ритуальными. Двое ее учащихся в 1999 году с помощью стрелкового оружия и самодельных взрывных устройств убили двенадцать детей и учителя, еще свыше двадцати человек ранили. Потом застрелились сами. Со временем появилась деструктивная молодежная субкультура Колумбайн, провоцирующая подростков на массовые убийства учителей и учеников. Многочисленные стрелки прямо ссылались на Колумбайн как на источник вдохновения, пытались превзойти тех убийц по числу жертв.

Если же совсем строго подходить к этому вопросу, то еще до основания субкультуры Колумбайн, существовало такое явление как скулшутинг, которое переводится как «стрельба в школе». А тех, кто убивал, называли скулшутерами. История массовых убийств в учебных заведениях США началась почти сто лет назад, в 1927 году в начальной школе города Бат в штате Мичиган. Однако после трагедии в американской школе Колумбайн скулшутинг стали называть Колумбайном, а сами убийцы-подражатели начали именовать себя колумбайнерами. Молодежное деструктивное течение под новым названием получило широкое распространение, в том числе в России. У нас это началось в 2014 году.

То есть массовые убийства в наших школах тоже связаны с Колумбайном?

– Можно совершенно определённо сказать, что большинство несовершеннолетних школьных убийц до совершения преступления интересовались этой субкультурой: читали о ней в интернете, открыто или косвенно поддерживали ее. Некоторые делали соответствующие записи на своих страничках в соцсетях. В России среди школьных убийц были, насколько мне известно, и активные последователи запрещенного у нас в стране деструктивного движения АУЕ – Арестантский Устав Един, романтизирующего уголовный мир (движение признано в Российской Федерации экстремистским и запрещено – прим.). Пример – трагедия в школе Улан-Уде.

Неужели эти идеи способны подвигнуть подростков на убийство?

– Этими подростками движет ненависть. Они и не скрывают того. Из открытых источников известно, что несовершеннолетний башкирский убийца писал: «Я уже подготовился. Я заберу с собой людей. Я хочу видеть крики, слезы, страх. Я хочу как [можно] больше убить. 18 хотя бы. Ненавижу общество. Они должны поплатиться за это. Можешь считать меня последователем Эрика и Дилана (Эрик Харрис и Дилан Клиболд – имена убийц в школе Колумбайн – прим. авт.). Моя ненависть просто так не утихнет». А убийца в Казани перед расстрелом школьников сделал пост, в котором сообщил: «Во мне начал пробуждаться монстр. Я начал всех ненавидеть. Я всегда всех ненавидел. Еще больше начал ненавидеть. Сегодня убью огромное количество биомусора и сам застрелюсь». А тот подросток из Улан-Уде в соцсетях постоянно оскорблял правоохранителей. Ненависть. Она поглотила подростков, о которых мы говорим, сделала их убийцами.

Убийство ради славы – еще один «эффект Колумбайн». Способ добиться известности посредством насилия не нов – вспомним историю Герострата, который сжег храм Артемиды в Эфесе, чтобы его запомнили потомки. Один из убийц Колумбайн писал: «Я хочу произвести на мир неизгладимое впечатление». Кроме того, Харрис и Клиболд из школы Колумбайн обсуждали, насколько знамениты они станут, какой режиссер может снять о них фильм. Аналогичным образом 24-летний Рэнди Лэйн, совершивший массовое убийство в июне 2017 года, писал в социальных сетях о своем поиске славы «Я сделаю заголовки новостей…Через 25 дней я войду в книги по истории…». Можно еще привести примеры.

Знаете, что меня поразило? Когда казанский убийца объявил себя богом, я вспомнил ваш фильм «Рядом с нами», вернее отрывок из фильма, где одержимые духом ненависти сектанты, потрясая кулаками, кричат: «Мы боги! Мы боги!» Жуткое зрелище. Но фильм-то вы сняли в 2016 году – получается, как в воду смотрели.

– Техники промывания мозгов позволяют внушить духовно расслабленному, лишенному критического мышления человеку все, что угодно. Побуждают поверить во что угодно. В том числе и в то, что он бог. Именно поэтому казанского убийцу стали также проверять, не завербован ли он.

Но он утверждает, что никто его не направлял, что действовал он исключительно в одиночку.

– Так ведь это тоже можно внушить. Он уверен в том, что свободен в своем выборе, в своих действиях, а на самом деле может является марионеткой в чьих-то руках.

Вы сказали, что до совершения массового убийства все подростки так или иначе проявляли себя: где-то что-то кому-то сказали, где-то что-то написали, мол, всех поубиваю... То есть звоночек-то уже был и, возможно, не один. Значит, можно было бы предотвратить убийства.

– Совершенно верно. В медицине есть такой термин – «онкологическая настороженность». То есть врач любой специальности при первичном обследовании пациента должен всегда помнить о возможном злокачественном процессе. Онкологическая насторожённость позволяет своевременно выявить злокачественное онкологическое заболевание, лечить которое в этом случае будет намного легче. Многие виды рака на первой-второй стадия развития излечимы.

Насторожённость, наподобие онкологической, должна быть и среди педагогов. Есть такое хорошее слово «бдительность». Оно как нельзя лучше подходит в нынешней обстановке. Необязательно агрессивный, неуравновешенный, драчливый подросток станет убивать одноклассников – вовсе нет. Но он должен быть взят на заметку, особенно если хотя бы раз он угрожал кому-то убийством, пусть это и были просто оброненные в гневе или из-за обиды слова. То же самое касается и подростков, которых унижают одноклассники – некоторые из них стали убийцами именно по этой причине. Ими двигало чувство мести. Но при этом нередко мстят они вовсе не тем, кто их обидел, а другим, непричастным к этому школьникам. По отношению к ним и их обидчикам также должно быть самое пристальное внимание. Ну, а уж если ребенок принес в школу нож или пневматический пистолет, пусть даже ради хайпа, необходимо срочно провести с ним, с его одноклассниками и с его родителями самый серьезный разговор.

Недавно в интернете прочитал, как один мальчик в разговоре с девочкой сказал, что кого-то там убьёт. Девочка рассказала об этом родителям, а те немедленно сообщили об этом в школу. Была проведена серьезная профилактическая работа. Может, этот мальчик таким образом хотел поднять свой рейтинг в глазах у девочек, но времена стали другими. Сейчас так шутить нельзя. Детям нужно объяснить, что если они узнали, что какой-то их одноклассник говорит об АУЕ, Колумбайн, пишет посты с угрозами, и не рассказали взрослым, то они станут соучастниками, пособниками возможного преступления. Знал и не предупредил – значит, на твоей совести смерть твоих товарищей. Те подростки, которые «безобидно» интересуются этой темой, должны четко понимать: они попадают в категорию особо опасных преступников, террористов, и спрос с них будет соответствующий.

Удивительно, но дерзкие, крайне вызывающие, экстремистские по сути сообщения подростков собирают лайки! Значит, есть и такие, кто соглашается с подобного рода заявлениями, поддерживает этих людей. Поддерживает убийц. По сути, становится их единомышленником. И, как я уже говорил, их соучастником.

Что еще хочется отметить: нельзя при детях жестко высказываться об их учителях, одноклассниках. Взрослый в сердцах или ради красного словца может сказать, мол, «убить его мало!», а ребенка, особенно если он в стрессе, эти слова могут побудить к действию.

Ну и, конечно, нужно больше интересоваться своими детьми. Не жить их жизнью, но быть в курсе основных событий. Любые изменения в поведении ребенка должны быть восприняты как сигнал к беседе по душам. На самом деле, создать доверительные отношения с подростком – это очень тонкое искусство. Можно легко перегнуть палку. Но и ничего не делать нельзя.

Вот я спросил тебя, что ты знаешь о Колумбайн. Оказывается, почти ничего. А ведь у тебя растут внуки, они ходят в школу. И очень многие другие взрослые тоже мало чего знают об этой субкультуре. А если бы знали, то ужаснулись бы и начали бы проявлять бдительность, обязательно затронули бы эту тему в разговоре с ребенком, высказали свою точку зрения по этому поводу.

Сейчас много говорят о том, что нужно максимально ужесточить правила выдачи лицензии на оружие, организовать при школах военизированную охрану, снабдить всех преподавателей тревожной кнопкой…

– Да хоть колючей проволокой обнеси школы – не поможет. Потому что проблема в другом. Проблема – в головах детей. Экстремисты делают упор на подростков и молодых людей, через соцсети внимательно изучают их реакции на те или иные сообщения, собирают информацию, анализируют, а потом приступают к вербовке. Сейчас дети сидят, в основном, дома, уткнувшись в телефоны. Взрослые проявляют недовольство, ругаются, гонят их на улицу, но многие подсознательно довольны: ребенок все-таки на глазах, а игрушки ведь тоже развивают какие-то навыки, так что пусть детка «просвещается». В конце концов, он же не пьёт, не курит, не нюхает. А оказывается, что ребенок, лежа дома на диване, подвергается огромному риску!

Вице-президент Российской криминологической ассоциации, сотрудник Научно-исследовательского центра № 2 ВНИИ МВД России доктор философских наук, профессор Игорь Юрьевич Сундиев сообщает (цитирую): «Как ни странно, на первом месте по количеству материалов, которые отзываются на хештеги, связанные с тематикой скулшутинга (от колумбайна до «биомусора»), стоит TikTok. Мы всегда относились к нему как к детской, то есть безобидной, сети. Но в последнее время там наблюдается резкий всплеск количества публикаций о скулшутинге – речь идет практически о пособиях. Размещают объявления о покупке униформы, всевозможные рассуждения о том, как можно убить максимальное число людей, и тому подобные вещи. То есть огромное количество материалов направлено на деструкцию молодых людей».

А теперь давайте зададим себе вопрос: сколько подростков «сидят» в TikTok? Страшно представить, да? По некоторым данным, в России у этого мессенджера 1,5 миллиона пользователей, 70 процентов из которых – это люди от 16 до 24 лет. А ведь есть еще и другие мессенджеры, в которых тоже немало экстремистских материалов, являющихся своеобразной наживкой для подростков.

Но ведь далеко не все после просмотра экстремистских материалов в различных мессенджерах становятся школьными убийцами…

– Согласен, далеко не все. Но подростки представляют группу риска: в силу отсутствия у них жизненного опыта, размытости нравственных идеалов, их максимализма, склонности к радикализму, конфликтности, неумению и невозможности из-за возраста справляться с эмоциями… Но даже если из тысячи один начнет убивать, то сколько погибших детей окажется в стране? Какой урон будет нанесен вообще обществу? Люди начнут бояться отправлять своих детей в школы. У них появится глубокое недоверие ко всему, людей охватит психоэмоциональная напряженность, разовьется постоянный страх, увеличится число неврозов, которое у нас и без того значительное. Собственно, на всё это и делают ставку экстремисты: дезориентировать общество, вывести его из равновесия и на этой волне совершить выгодные им или их заказчикам глобальные преобразования.

Недавно один человек обратился ко мне с упреком: почему молчит Церковь?

– Неправда. Церковь не молчит. Она во весь голос говорит об этом. Просто слова священников, священноначалия у нас не особо тиражируются. О современных угрозах нами читаются лекции, организовываются «круглые столы» и целые съезды. Я, например, читаю на эту тему лекции, участвую в съездах и «круглых столах», снимаю документальные и художественные фильмы, один из которых – «Рядом с нами» – рассказывает об экстремистских проявлениях в молодежной среде. Мы информируем население. Но одних наших усилий недостаточно, чтобы исправить положение. Тут нужна всесторонняя поддержка государства.

А государство не помогает?

– Не всё и не везде шло гладко. До тех пор, пока в прошлом году не вышел Указ Президента РФ об утверждении новой редакции Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года. В нем прямо предписывается работать с Русской Православной Церковью и другими традиционными для России религиями. Это уникальный в своем роде документ, который позволяет нам, представителям Церкви, в значительной степени усилить профилактику экстремизма, сделать ее намного эффективнее.

Так сказать, усилить внешнюю миссию?..

– Все беды нашего народа – от бездуховности. Впрочем, само понятие «духовность» теперь интерпретируют по-разному. Поэтому уточню: я имею ввиду христианскую духовность. Иными словами, все наши беды из-за того, что мы отступили от Бога. Осознанно человек делает этот шаг или неосознанно, под давлением или нет, но он делает свой выбор. А результаты такого поступка ужасны, потому что смысл жизни человека – в жертвенном служении, и если он не служит Богу, то служит бесам, которые и ведут его к погибели. Это касается как одного человека, так и целых групп людей, так и всего народа.

Святейший Патриарх Кирилл недавно сказал, что у нас недостаточно внимания уделяется нравственному климату и той системе ценностей, под влиянием которых воспитывается сегодня значительная часть детей и молодежи. Отсюда и все беды, в том числе школьные убийцы.

Бездуховность порождает монстров. Это нужно понимать. Поэтому необходимо образовывать народ, просвещать его светом Истины, воспитывать в духе высокой христианской нравственности, воспитывать в вере в Бога. Школа на религиозное воспитание не обращает внимание. Вузы тоже. Они прикрываются тем, что наше государство светское. В результате окончившие высшие учебные заведения молодые люди знают много чего, но почти ничего – о своей православной культуре, православной вере. И об этом им никто, кроме Церкви, не расскажет.

Но проблему надо решать!

– Надо. И мы ее будем решать. У нас просто нет другого выхода. Святейший Патриарх говорит: «Если нет сдерживающих религиозных факторов, если молодой человек не получил религиозного воспитания, то, во-первых, необходимо, по крайней мере, хотя бы познакомить его с присутствием таковых факторов в истории и культуре своего народа и, во-вторых, – и это гораздо более сложная задача – ограничить влияние на детей и молодежь, не побоюсь этого слова, тлетворного воздействия извне. Кстати, это воздействие может быть не только секулярно-атеистическим, но и псевдорелигиозным, и мы знаем, в какие страшные путы попадают люди, связывающие себя с разного рода мистическими культами и сектами. Время от времени телевидение показывает нам зловещие кадры того, как псевдорелигиозное воздействие на человека приводит к умопомешательству, суициду, многим правонарушениям».

«Если нет сдерживающих религиозных факторов», то…

– Если Бога нет, то всё позволено. Глубокая мысль. И очень правильная.

Вопросы задавал Дмитрий КОКОУЛИН

Публикация сайта Новосибирской митрополии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика