Разговор по душам через столетия

04.08.2016

21313624.jpg

Эпистолярное наследие святых – драгоценный дар: читая их послания разным лицам, мы будто спустя века присутствуем при беседе с угодником Божиим, слышим его наставления, рассуждения, советы, которые оказываются, ох, как полезны и нам, живущим, вроде бы, в совершенно других условиях. Журнал «Пензенские епархиальные ведомости» опубликовал девять писем архипастыря святителя Иннокентия Пензенского графине Орловой-Чесменской, охватывающих период с 7 июля по 7 октября 1819 г. – последние три месяца земной жизни подвижника. Фрагменты ряда этих писем появлялись ранее в печати, а пять посланий читатели видят впервые. Предлагаем вниманию читателей эти письма и рассказ о них Евгения Белохвостикова.

Год назад в «Пензенских епархиальных ведомостях» мы опубликовали первые восемь писем святителя Иннокентия Пензенского к графине Анне Алексеевне Орловой-Чесменской, охватывающих время его пути из Москвы и прибытия в Пензу. Их подлинники хранятся в отделе рукописей Российской государственной библиотеки. Увы, последнее письмо, сохранившееся в подлиннике, датируется 1 июля 1819 г. – таким образом, судьба писем последних трех месяцев земной жизни святителя остается неизвестной; однако сохранились несколько их списков и публикаций.

Два издания – 1821 г. и 1847 г. – выходили при жизни Орловой-Чесменской, поэтому, разумеется, в них было опубликовано только то, что она сама сочла возможным предать гласности, без дат и малейшего намека на адресата; она стремилась отобрать как можно больше духовных советов и как можно меньше – личных, биографических подробностей, которые тогда предавать гласности казалось преждевременным. Тем не менее, и эти крупицы драгоценны; и по ним мы можем судить о глубине мысли и духовной зрелости святителя Иннокентия, порой просто удивительной для человека, которому не было еще и сорока.

Переписка с графиней Орловой-Чесменской – без сомнения, вторая по значению часть эпистолярного наследия святителя Иннокентия после переписки с княгиней Мещерской – по сути, остается несобранной и неизвестной читателю. Исправить ситуацию хотя бы отчасти помогают рукописные сборники его писем, хранящиеся в Российском государственном архиве древних актов и Отделе рукописей Российской национальной библиотеки.

История второго сборника примечательна. На его форзаце – следующая запись: «Из собрания рукописей А. Монферрана, приобретенных мною после его смерти. А. Старчевский». Таким образом, в собрание Императорской публичной библиотеки (ныне РНБ) сборник попал от Альберта Викентьевича Старчевского (1818-1901), журналиста, редактора, знатока восточных языков, а до него принадлежал Огюсту (Августу) Монферрану (1786-1858) – создателю Исаакиевского собора в Петербурге. Как сборник оказался у Монферрана (кстати сказать, католика)? Выскажем предположение, что составить его могли по инициативе почитателя памяти святителя Иннокентия (одного из инициаторов его «реабилитации» как цензора в 1824 г.) статс-секретаря Петра Андреевича Кикина; от Кикина сборник мог перейти его свату князю Петру Михайловичу Волконскому (1776-1852); а Волконский был знаком с великим архитектором – в 1816 г. прибывший в Россию Монферран именно по рекомендации Волконского получил место при Кабинете Александра I. Впрочем, это не более чем гипотеза.

Так или иначе, именно благодаря этому сборнику до нас дошли письма святителя Иннокентия, утраченные в подлиннике. Фолиант содержит тринадцать писем к Орловой-Чесменской, семь писем к кн. П.С. Мещерскому и 61 или 62 письма к княгине С.С. Мещерской.

(Вводная статья приводится в сокращении)


Святитель Иннокентий.png 

Июля 7. 1819

Не знаю, что вы заключили из писма, коим из такой отдаленности мог я сказать вам на вопрос трудной. Истинно ищущие Господа в нем все находят. Правда, ответа на земные вещи трудно ожидать от глаголов правды, но и они слышатся иногда в сердце, естьли Господь повелит. Господь сам глаголет, только мы не разумеем, и глаголет непрестанно то в тварях, то в людях, нам подобных; то в книгах. Естьли же не удостаивает своею благостию: то нам, надеясь на него, ужели на что решиться? Ему же все предавать, Его воле покоряться, Ему не только судбу людей, но и свою судбу вверять от всего сердца. Такое упование и такая преданность сохранят в чистоте наше сердце; управят всеми вещами лучше, нежели все умы человеческие, нежели все способные правители, прикащики, смотрители. Только предавши Господу все – должно не сумневаться в том, не колебаться мыслями, не ослабевать в вере, что Всемогущий все может; не вставлять своих, по-видимому, прекрасных распоряжений, коих, однако, прежде употреблять не было намерения, словом, не мешать своей воли с волею Божией, коей сделана преданность от нашего самоволия. Возлюбленная графиня – и сия добродетель, как зерно духовное, расти должно; вдруг не получится: но решимость должна быть вдруг и должна продолжаться всегда. Ей, сами себя, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим!

Мое здоровье, с помощию Божиею, поправляется. Вчера в 3-й раз сподобился отслужить. – Прошу Господа, чтобы удостоил и завтра, т.е. в день Казанския Божия Матери, здесь есть чудотворная икона. Ноги еще в опухоли, однако в меньшей прежнего. Слабость в теле есть; но могу ходить, и иногда с удовольствием до получаса; во все время богослужения, кроме часов и еще в известные времена стою; Господь подкрепляет! и не чувствую большой усталости. Точно Господня сила, Господня помощь, Господня крепость, естьли б я более на Него надеялся, более предался Ему, то бы скоро и совсем выздоровел. Ей, Господи, верую, помоги моему неверию! Ей, Господи – надеюсь, помоги моему ненадеянию! Суеты епархиальные, хотя незанимательны, занимают столько, что забываешь Господа. Так слаб человек, так скоро из мыслей его, из сердца, не утвердившегося в Господе, Господь имеет вземлет благодать свою. Господи, Господи, не остави меня!

Впрочем, ожидаю от вас о вашем состоянии записочки, желаю вам быть в истинной решимость искать Господа, возрастать в подвиге духовном, любви и истине, несмотря на мирские блаприятности, в истине, говорю, которая есть от Господа (всякая ложь есть от отца своего), в истине чистой и простой, вопреки всем мудрованиям! в преданности Господу Иисусу Христу Всемогущему и Вседействующему!

Я же есмь и буду обыкновенный грешник, доколе Господь не очистит, не просветит мрачной души моей.

ОР РНБ. ОСРК. Q. I. 741. Л. 6-8 об.

 

№11 Июля 15. 1819.

На сих днях здесь было небо ясное ночью. Комету чуть видеть можно; а прежде, в первые дни моего приезда, весьма ясно и все видели. Господь сим перстом указует путь Свой, которой лежит над нашими главами. Наше дело – молиться и уповать Его благости, а не рассуждать, что значит новая буква, явившаяся на небеси. Покорность и преданность воле Божией уровняют все и шероховости, и худые стези, по коим жизнь наша продолжается. Митрополит уехал в лавру, и вам прислал книжку. Видите, как его любовь, несмотря ни на что, продолжается к вам с того времени, как он лучше и короче узнал вас.

О любовь, но любовь Христова, в присутствии Иисуса Христа, страшная и любезная, сладкая и вожделенная! она заставляет и тому радоваться, что есть искра истинного света, истинной небесной любви, которая есть Сам Бог (тяжело было писать сие слово – ибо оно страшно и свято).

Вчерашний день Господь сподобил отслужить и принести, между прочим, за вас малое молитвенное возношение. Не более слабых молитв остается мне для воздаяния всем моим благотворителям и за все малые и великие милости. Пред окончанием Литургии Господь благословил сказать краткое поучение, не писавши на бумаге, а к собеседованию с слушателями несколько приготовясь дома, на основании слова Евангелия. О, есть сердца, жаждущие истины! Есть люди, любящие слышать и уважать слово Божие! Я говорил о вере и собственно о той вере, которая в нас. Потом о причинах, по коим она не действительна; далее о вере истинной действительной. Предмет обыкновенный, но мои слушатели сочли его необыкновенным. Признаюсь, что не школьным и ученым, но простым и разговорным образом занимал слушателей моих. Господи! дай силу слову Твоему, в бессильных устах моих образуемому и слабым языком изрекаемому! Как дождь или роса оно напоит землю, не упадет даром, если благословенно будет и очищено от моего самолюбия и гордости.

Простите, Ваше Сиятельство, что занимаю вас своими, по должности, случайностями. Здоровье мое, по милости Божией, кажется, еще лучше. Опухоль на ногах упадает; тело более укрепляется. Видно, для покоя пензенского или каких будущих трудов Господь предваряет своею благостию. Прошу продолжить ваше обо мне моление – и ко мне вашу любовь, конечно, недостойному любви – и грешному пред Богом и пред всеми людми!!! Ей, так – ей, так чувствую и ужасаюсь!

ОР РНБ. ОСРК. Q. I. 741. Л. 9 об.-11.

___
«Большая комета 1819 года» (C/1819 N1) была видна невооруженным глазом в июле 1819 г., перигелий прошла 28 июня, в середине июля располагалась в созвездии Рыси, а к концу месяца невооруженным глазом была видна уже с трудом.

«Митрополит уехал в лавру»: имеется в виду Высокопреосвященный Серафим (Глаголевский, в 1819-1821 гг. – митрополит Московский и Коломенский) и Троице- Сергиева лавра.

 

 

Около 10 августа 1819 г.

Возлюбленная о Господе графиня! Вот и не из Пензы, а из Петровска за 100 верст далее Пензы вы читаете присланные вам строки. Господу угодно благословить выездом в дормёзе, уже до Петровска. Городок небольшой, основанный Петром Великим, коего доселе хранится Евангелие, и знамена, взятые у татар. Усердие ко Господу Богу в обновителях видно из множества церквей. В Пензе, г[убернском] городе, только 7 церквей, а здесь 10, разница та, что пензенские лучше украшены и почти все двукомплектные; а здесь бедность и простота, как необходимые спутницы, встречают и провожают из церкви в церковь. Благодарю Господа Бога, что кроткое духовенство не жалобами, но довольством встречает посетителей. Есть духовные, не разумеющие почти своих важных обязанностей: но где нет недостатков, где светит солнце без смены нощной? Единое духовное солнце есть солнце невечернее. На сей земле перемен и сует, в стране превратностей и грехов, в юдоли древней клятвы и нового ожесточения можно ли все иметь столь постоянным и чистым, святым и благословенным, сколь далеко простираются наши желания и воля Господня? Не хощу смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему – есть воля Всевышняя. Однако обращаются только немногие – мало избранных.

РНБ. ОСРК. Q. I. 741. Л. 18-18 об.

____
Датируется по аналогии с письмом свт. Иннокентия к кн. С.С. Мещерской, написанном в Петровске 10 августа.

Дормез – большая карета для дальних поездок со спальными местами.

Петровск – уездный город Саратовской губернии (ныне районный центр Саратовской области), основанный по именному указу Петра I в 1698 г. и названный в его честь.

 

Рукописные сборники посланий.png

Авг[уста] 25-го д[ня] 1819.

Приехавши в Саратов, отслужив благодарственный молебен в соборе, при стечении народа, приветствовал паству словами Псалопевца: возвеличим Господа со мною и вознесем имя Его вкупе; на другой день принимал к себе дворянство, купечество и духовенство, и на третий лег в постель; а теперь едва поднимаюсь с места. Болезнь прежняя, известная. Благодарение Господу Богу и саратовским врачам! облегчение ощущаю, хотя понемногу, и собираюсь назад в Пензу. Видно, на первой раз мне в Саратов спешить не надлежало: а между тем, видно, полезнее и болезнь саратовская, нежели пензенское здоровье, мне, грешнику. Милость Господня есть и то, и другое, мое только все худое – а у Него ничего нет не превосходного, не Пресвятого, не Преправедного. Прошу ваших молитв, графиня, чтобы Господь управил путь возвратный – в Пензе я буду дома, а в Саратове на квартире – в Пензе теперь все известные: а в Саратове еще как в иностранной гостинице, хотя и здесь нашлись благие души, которые присылают и хлеба, и кушанья больному. Жаль граждан! они ожидали служения, а я обманул своею болезнею. Буду молиться, чтобы впредь Господь подал здоровья и для их края. Грехи мои им в наказание обращаются. Многие-многие-многие грехи мои скопились и обрушились на мою голову в Саратове.

ОР РНБ. ОСРК. Q. I. 741. Л. 19-19 об.

 

Мощи святителя Иннокентия.jpg  

7 окт[ября] 1819.

Возлюбленная о Господе графиня. Посланный от вас Павел Иванович у меня! Ваша любовь, позвольте сказать, не умерена, довольно было послать посылки, и то некоторые, а вы посылаете и врача. Признаюсь, и в первый раз я прибегал более к врачу небесному, Господу моему Иисусу Христу, а во второй к кому более, как не к тому же, хотя слабыми молитвами, слабым желанием и слабым воздыханием, остается прибегнуть? Лекарства лекарские не помогают, ибо все истощены, и только истощили мое тело. Оставив их, я чувствую более крепости, надеясь на укрепление врача Невидимого, тайного врачующего Своею Благостию. Напрасно вы обременяете меня присылками такими, коих бы я попросил, будучи в нужде.

Что с этим делать? Господи! Ты сам научи, чтобы не оскорбить Тебя, подающего и искушающего подаянием чрез руки благотворные!

Цвет на полукафтаны, признаюсь, очень понравился, и я не утерпел, сказал, вот бы ряска как хорошо! Видите, какие прихоти и у больного, что делать? Болезнь очищает душу: а тело все еще телесное затевает. Господи, прости! плоть еще не побеждена столько, чтобы не разбирать приличия и неприличия. Искать должно одной власяницы – власяницы – власяницы! Ей, Господи, даруй мне сие желание и искание Тебя Единого! что за нужда в цветах и рясках? что за ребячество в разборе вещей и одежд? что за обязанность в нарядах и суетах? Желательно и вожделенно – но еще не достигаю – все отдавать и все принимать, хотеть и делать, писать и принимать писания, мыслить и говорить, трудиться и служить только к славе Господа моего Иисуса Христа. Помолитесь, чтобы Господь подал сие желание и укрепил его Своею Вседержавною Силою! Простите – устал. Всему дому вашему мир от Господа.

ОР РНБ. ОСРК. Q. I. 741. Л. 19 об.-20 об.

В основе материала –
публикация «Пензенских епархиальных ведомостей»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика