Крещение Руси: история против «языческих фэнтези»

24.07.2015 Васнецов_Крещение Руси.png

История Отечества сегодня – падчерица в науках, нелюбимое дитя, которое то обряжают в нелепые одежды, то пачкают черной сажей фальшивок и инсинуаций, то шпыняют все кому не лень. Развелось великое множество «исследователей от сохи» (правда, обычно от экрана телевизора), упражняющихся в интерпретациях истории и вульгарном охаивании исторических персонажей. Одной из любимых целей таких интерпретаторов стало событие, определившее на тысячелетие вперед цивилизационный выбор нашего народа, его историю и духовный облик – Крещение Руси. О «языческих фэнтези» и реальной истории – протоиерей Игорь Шестаков, секретарь Челябинской епархии.

Фанфикшн русской истории

Нынешний год – год памяти святого равноапостольного князя Владимира, крестителя Киевской Руси, великого князя, творца русской государственности, князя Красное Солнышко, героя эпических песен и былин, образчика державного правителя, мудреца и справедливца. Тысячу лет назад в великокняжеской резиденции Вышгород правитель могучей и огромной по средневековым меркам державы предал свой дух Милосердному Богу, во имя Которого он крестил Русь.

Собранная и освещенная светом князя Красна Солнышка Киевская Русь прошла нелегкий путь испытаний временем, но ее дух жив в древних святынях нашего народа, в исторической памяти. Сегодняшний день предлагает нам свои вызовы. Было бы неправильным говорить только величаво и пафосно: отнюдь не все наши соотечественники считают, что выбор веры равноапостольным князем Владимиром – это правильный и единственно возможный цивилизационный выбор. И мне бы хотелось порассуждать о попытках неоязыческой ревизии истории Крещения Руси, находящей место в обилии околонаучной и околохудожественной литературы. Как правило, авторы таких произведений – сочинители всевозможного чтива, набившие руку на изготовлении авантюрно-детективных романов и решившие, что им пора удивить читательскую аудиторию новыми редакциями событий истории Древней Руси. На этом поприще всезнающий интернет и пара «литературных негров» под вывеской Бушкова или Прозорова творят чудеса перевоплощения летописных сведений и исторических событий в некий фанфикшн (фантазийное дополнение существующих литературных и иных произведений – прим.) русской истории.

Охарактеризую лейтмотив и тон этих произведений. Крещение Руси изображается роковой, фатальной ошибкой, сбившей Русь с прекрасного языческого жития – неизменно идиллически изображаемого, с вкусными подробностями, почти всегда чревоугодно-плотского характера – в мрак церковного благочестия, рисуемого как крайнее изуверство и человеконенавистничество. В результате Крещения Русь свернула со столбовой дороги родного славянского многобожия, изменила вектор государственного развития и потеряла импульс для становления мощной языческой державы (попробуем найти такую в истории тогдашней Европы!).

Особенно ярко и негативно авторы «славянских фэнтези» подчеркивают происхождение князя Владимира от ключницы Малуши (вариант имени древлянской пленницы – Малка, и Владимир, выходит, тоже Малкин сын, хотя по какой логике, непонятно – дело происходит в древней Руси, а не в местечке под Бердичевом). Все князья до него были сплошь воины и ратоборцы. А он отца своего Святослава Лютого Барса не любил, общался больше с бабушкой, равноапостольной Ольгой (конечно, достается и ей: она рисуется хитрой, беспринципной, вероломной, даже внешне несимпатичной), вот и вышло, что с попами и монахами спознался.

Особая почесть воздается волхвам древних славян. Это не просто кудесники и любимцы богов, это мегавоины девяносто первого уровня, их мудрость невероятна, они воспитывают славянских «джедаев» и цитируют Велесову книгу. Авторы напрочь игнорируют факт, что в те времена волхвов всерьез не принимали – летописи полны сообщений о ложных чудесах и пророчествах. В княжеские советы волхвы также не входили, жили особо, что указывает на маргинальный характер их деятельности. Что же касается Велесовой книги, она давным-давно разоблачена как подделка, но остается священной для всех неоязычников.

Византия и византийцы, то есть виновники Крещения, изображаются лукавыми, вездесущими, продажными, коварными, трусливыми. И это о тех, кто с середины VII века столетиями сдерживал арабскую мусульманскую экспансию, не позволяя халифам захватить Средиземноморье и Юго-Восточную Европу! Утверждается, будто в славянах византийцы видели дикарей, рабов, а Церковь выступала лишь инструментом порабощения.

Вот такая неприглядная картина получается.

Когда Русь узнала о Христе?

На кого же рассчитана эта ложь о Крещении Руси? Ради чего она? Ответ очевиден. Эта одна из попыток пересмотра истории удобна тем, кто пытается доказать, что Православная Святая Русь – неправильная страна, что у нее нет национальной идеи, связанной с идеей христианской (православной) симфонии Церкви и государства, и нет будущего как страны с традиционной системой ценностей. Ревизионисты подталкивают своих почитателей к экстремизму – как национальному, так и религиозному. Именно поэтому некоторые труды неоязычников-родноверов попали в федеральный перечень экстремистских материалов.

Даже мало-мальски профессионально подготовленному историку или читателю, всерьез интересующемуся родной историей, ясно, что великое событие Крещения Руси имело свою предысторию, было логически выстроено и опосредовано реалиями исторического процесса.

Уже первая легенда Начальной русской летописи о христианстве на Руси рассказывает о путешествии апостола Андрея Первозванного из Синопа и Корсуни (Херсонеса) по великому пути «из грек в варяги» – по Днепру, Ловати и Волхову в Балтийское море, а затем кругом Европы в Рим.

Земли и народы, объединённые именем Древняя Русь, узнали христианство задолго до 988 года, когда его официально принял князь Владимир. Существует предположение, согласно которому русов, находившихся под властью хазар, впервые крестили просветители славян Кирилл и Мефодий во время своего путешествия в Хазарский каганат в 858 году.

Изначально дорогу христианству к самому сердцу киевского княжения Руси проложила княгиня Ольга, вдова убитого древлянами князя Игоря Старого. Около 955 года она прониклась христианством и приняла крещение в Константинополе. Оттуда она и привезла греческих священников на Русь. Однако христианство тогда не получило широкого распространения. Сын княгини Ольги Святослав не видел нужды в христианстве и продолжал чтить старых богов. Заслуга утверждения Православия на Руси принадлежит одному из его сыновей, князю Владимиру Святославичу.

Летом 988 года отборный шеститысячный отряд варяжско-русской дружины, посланный Владимиром I Святославичем, спас византийского императора Василия II, наголову разбив войско пытавшегося занять императорский престол Варды Фоки. Именно поэтому Владимиру была оказана величайшая честь: ему обещали руку сестры императора Анны, которой к этому времени было уже двадцать шесть лет.

Но обещание не выполнялось, и поэтому Владимиру I пришлось добиваться руки Анны военной силой. Он осадил и взял византийский Херсонес в Крыму, после этого брак был заключен. Этим браком Владимир достиг того, что Русь перестала считаться в Византии варварским народом. Ее стали называть христианнейшим народом. Возрос и династический престиж киевских князей.

Выбор веры

Русские летописи содержат легендарные сведения о выборе веры князем Владимиром. Предания по-своему отразили реальную картину дипломатической активности киевского великокняжеского двора. Помимо Византии он поддерживал контакты с Хазарским каганатом, Римом, западноевропейскими странами, мусульманскими народами, южными славянами. Эти отношения были связаны и с поиском пути государственного развития, и с определением политической, культурной и духовной ориентации Киева.

Среди причин, определивших выбор именно Византии образцом государственного строительства, важную роль сыграло великолепие православного священнодействия. В летописи приводятся впечатления русского посольства о богослужении: в Царьградском храме послы, по их словам, не знали, на небе они или на земле. Неземной красотой храмов, благолепием службы поразила их Византийская Церковь. Незадолго до этого, рассказывает «Повесть временных лет» под 986 годом, князь Владимир беседовал с послами из Волжской Булгарии об исламе, с миссионерами из Рима, с хазарскими проповедниками иудаизма и с «греческим философом» – православным миссионером. Особенно князю понравилась речь философа, и он стал склоняться к Православию.

Преображение

После крещения, которое, по преданию, Владимир принял в Корсуни, суровый правитель и воин, проложивший путь к вершинам власти в жестокой междоусобной борьбе, имевший шесть жён (не считая порядка восьми сотен наложниц), не препятствовавший ранее человеческим жертвоприношениям, искренне принял учение Церкви о грехе, слова Христа о любви и милосердии. Крещение преобразило Владимира. Он даже всерьёз вознамерился ввести неслыханное до тех пор в человеческой истории новшество: отменить смертную казнь для разбойников, боясь греха.

Как было принято христианство на Руси? Мы знаем, что во многих странах Европы оно насаждалось насильно. Не без насилий обошлось крещение и на Руси, но в целом распространение христианства на русских землях было довольно мирным, особенно если вспомним о других примерах. Насильно крестил свои дружины Хлодвиг. Карл Великий насильно крестил саксов. Насильно крестил свой народ Стефан I, король венгерский. Он же насильно заставлял отказываться от восточного христианства тех, кто успел принять его по византийскому обычаю. Но у нас нет достоверных сведений о массовых насилиях со стороны Владимира I Святославича. Ниспровержение идолов Перуна на юге и на севере не сопровождалось репрессиями. Идолов спускали вниз по реке, как спускали впоследствии обветшавшие святыни – старые иконы, например. Народ плакал по своему поверженному богу, но не восставал. Восстание волхвов в 1071 году, о котором повествует Начальная летопись, было вызвано в Белозерской области голодом, а не стремлением вернуться к язычеству.

Христианство было отвоевано у Византии под стенами Херсонеса, но оно не превратилось в завоевательную акцию против своего народа.

В семье европейских народов

Христианизация Руси и родство правящего рода с византийским двором ввели Русь в семью европейских народов на совершенно равных основаниях. Сын Владимира Святославича Святополк женился на дочери польского короля Болеслава Храброго. Дочь Владимира Мария Доброгнева была выдана за польского князя Казимира I. Дочь Ярослава Мудрого Елизавета вышла за норвежского короля Гарольда Смелого, несколько лет добивавшегося ее руки. Другая дочь Ярослава, Анна, была королевой Франции, оставшись вдовой после смерти своего мужа Генриха I. Третья дочь Ярослава, Анастасия, была замужем за венгерским королем Андреем I. Можно было бы еще долго перечислять родственные связи русских князей XI–XII веков, сами по себе они свидетельствуют об огромном престиже Руси среди всех народов Европы.

Рассуждай великий князь Киевский Владимир, законный и легитимный правитель Киевской Руси (его полную и законную родственную причастность к домам скандинавских конунгов подчеркнул еще Снорри Стурлуссон в Саге о конунге Вальдемаре) как обросший мхом родноверия недоумок инглинг из нашего времени, то наш народ ожидала бы судьба пруссов, лютичей, бодричей, оставшихся в многобожии и сметенных, ассимилированных немцами и поляками.

Языческая Русь исторического будущего не имела, и не будь Владимира Святого, был бы другой князь, приведший свой народ к христианству, но Богу было угодно, чтобы это был именно он. Раньше руссов крестились болгары и сербы. Болгар крестил в 865 году царь Борис I, именуемый Святым, сербы приняли православное христианство от Византии при императоре ромеев Василии I, хроники начала X века упоминают уже крещеных жупанов Рашки, Дуклян и Захумья.

В IX и X веках все окружение Руси было христианским. Дольше всех в Европе ожидала крещения Норвегия, но и там король Олаф Харальдссон, тоже по прозвищу Святой, окончательно утверждает христианство в начале XI века. Кстати, Олаф Святой почитается Православной Церковью (память его приходится на 29 июля).

Крещение вывело Русь в фарватер большой европейской политики, сделав Золотой Киевский стол крупнейшим доменом тогдашнего христианского мира. Ратоборцы и воины, став христианами (а первой крещение приняла военная элита – великокняжеская дружина), не перестали быть защитниками Русской земли, давая отпор мадьярам, ляхам, печенегам и подавляя мятежи языческого охвостья.

То же, что именно равноапостольная Ольга показала пример интеграции в мировую политику, принятием личного крещения в Константинополе, стало для Владимира моделью поведения на будущее время. Киевская Русь никогда не была вассалом Византийской империи, эти государства связывали торгово-экономические связи. Византия не вмешивалась в политику киевских князей, не имела возможности навязывать нашим предкам некую требуемую доминанту, что говорит об известной самодостаточности русской цивилизации.

Две проекции Святой Руси

Русь Киевская стала одним из ведущих государств средневековой Европы при Владимире Святом и осталась таковым даже в эпоху удельной раздробленности. Только к XV веку соседи Руси перестали отождествлять современные им русские земли с державой Владимира Святого. Но Святая Русь не пропала. Имперская идея не была отвергнута, она лишь ждала времени для своего дальнейшего воплощения и ожидала фигуры, способной ее возродить.

Воскрешая единую Русь великого князя Владимира, другой Рюрикович (и одновременно по части крови и потомок византийцев), первый государь и самодержец Иоанн IV, венчался на царство Третьего Рима, завершая собирание земли под один державный скипетр. Он совершил это великое дело уже в Московском государстве, выросшем из княжества, которое было лишь периферией великой Киевской державы, но центром имело город Владимир, названный так в память равноапостольного князя-Крестителя!

Без Крещения, без просвещения народа Светом Христовой веры, без Торжества Православия история земли Русской не мыслится и не пишется, русской культуры без Православия и духовной культуры Русской Церкви просто не существует.

Феномен истинной Святой Руси существует в проекции двух миров – дольнего с его политическими пристрастиями, коллизиями и борьбой за свою самоидентификацию и горнего, высшего, где Святой Руси навеки определено быть Домом Пресвятой Богородицы и символом созидания и собирания народов и земель. Пример такого созидания дал Креститель Русской земли святой равноапостольный великий князь Владимир.

В основе публикации – доклад на пленарном заседании
Первых Челябинских областных
Рождественских образовательных чтений


Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика